Восстанавливая себя…

Унылое скучное детство превращается в циркуляцию в производственном аду во взрослой жизни.

Когда в детстве родители ребёнка создают для него атмосферу, в которой он вынужден отбывать каждодневную повинность в виде выполнения обязательств, которые превышают возможности его психики по гармоничному знакомству с миром и которые игнорируют его потребности и интересы, — они тем самым закладывают в него психологию раба, психологию маленького винтика, который нужен только как этот винтик.

Сначала этот винтик должен научиться потеряться и забыть о своих интересах, дабы не напрягать ими своих родителей. Затем этот винтик не должен ничем выделяться в подростковом и юношеском возрасте. Теперь он должен подстраиваться не только под семейные устои, но и под систему образования в школе, а затем и институте, в который тоже приходится идти потому что он не может видеть заранее того насколько несостоятельна идея, заключающаяся в том, что «высшее образование открывает пред человеком все двери».

А потом, потом этот винтик, привыкший к тому, что его направляли, вели и определяли для него его путь по социально приемлемым ориентирам воспитания «чтобы ничем не выделялся» попадает в реальную жизнь с её динамично меняющимися законами, к которым винтик просто не может адаптироваться, потому что он привыкает к тому, что худо-бедно о нём позаботятся. И здесь, в реальной жизни, он начинает впервые понимать, что как винтик он нигде не нужен, кроме мест работы с рабскими условиями труда и мизерной зарплатой. Рабские условия – это такие условия, при которых человек работает от зари до глубокой ночи и получает сущие копейки, которых хватает только на выживание. И только теперь, когда винтик попадает в производственный ад такого плана, — до него начинает доходить вся мерзопакостность мира. Он чувствует себя обманутым, униженным и оскорблённым той средой, в которой нивелируются и обесцениваются все его творческие начинания. Он понимает что он позволил себе учиться не тому, что ему нужно, что позволил себе следовать правилам системы, которая держит его на грани выживания, иногда выпуская за эту грань. И теперь нужно начинать перестраивать свою жизнь заново, уже таким образом, как нужно не системам, не социальным институтам и не родителям, а его душе. А для этого ему придётся вернуться в своё унылое скучное детство и начинать по крупицам собирать и восстанавливать себя и свою целостность заново, которая была попрана и потеряна под грузом родительских требований, чтоб не мешался под ногами и был занят работой и игнорирований желаний своей души, которые строками в стиле Маяковского отпечатались в его душе:

Я
Не могу
Себе
Позволить
Быть Собой