Сеанс направленной медитации с Д. по запросу открытия сердца

Сеанс проходил по скайпу и он начался с небольших казусов, которые забирали на себя своё внимание и требовали дополнительного участия. Сначала несколько минут фонил микрофон (шум во время разговора), затем после начала сеанса на стадии расслабления, (когда только я говорю, а тело и сознание клиента расслабляется и он слушает мой голос) у меня несколько раз был кашель. Это было странно, так как такового кашля у меня не было – и это было реакцией моего организма на энергетику предстоящего сеанса. Ещё это было неудобно, поскольку кашель сам по себе – это сбой в процессе дыхания и попытка организма компенсировать этот сбой. А в ходе сеанса кашель – это сбой в настройке на медитационное пространство. Поэтому пришлось выделять дополнительное время для стабилизации процесса.

Ход сеанса

После расслабления тела и погружения своего сознания во внутреннее пространство тела Д. сказала, что то, что её беспокоит мысль о том, что «Если я буду счастлива в любви – то умру».

В области сердца начала ощущаться тяжесть, которая имела связь с тяжестью с точкой в правом подреберье.

Эта тяжесть приобрела форму гладкого тонкого камня сантиметров 10 длиной, который располагался в горизонтальной плоскости и перекрывал доступ к сердцу сверху энергии света. Каких-то других специальных функций он не выполнял, но убрать его каким-либо образом (раскрошить, вытащить, видоизменить) не получалось. Нужно было двигаться в то пространство и время, когда он впервые появился.

При попытке выяснить, при каких обстоятельствах он сформировался в энергетике в такой форме, — Д. представила, что от него уходят энергетические нити куда-то очень-очень далеко…

В пространстве, куда вели эти нити, возникло ощущение нахождения в индейском племени. Яркие раскраски, перья, танцы…

Затем Д. сказала, что чувствует себя в теле молодой индейской женщины, которая умирает с ощущением, что её любовь её убила. Деталей смерти не было видно, но приходило понимание, что её убил какой-то мужчина, который считал её своей собственностью. А убил он её за любовную связь с другим мужчиной, которого она любила. Д. сказала, что та женщина знала, что её роман приведёт к её гибели и она не боялась смерти. Так как сознательно сделала выбор в пользу того чтобы открыться любви.

С этим определились, но было непонятно, почему возникла тяжесть на сердце в форме камня. Затем Д. сказала, что хоть она сама не чувствовала никакой вины и страха за своё поведение, но она знала, что при этом стала причиной смерти своего нерождённого плода возрастом 3-4 месяцев.

И это чувство вины, что её открытость любви привела к тому, что убили не только её, но и ребёнка, которого она вынашивала, создали в груди этот камень.

Начали искать ещё точки пересечения того, что произошло там, с реалиями этой жизни. Оказалось, что Д. в этой жизни в возрасте 20-ти лет сделала аборт и это событие инициировало закрытость в сердце и привело к постоянному наличию большого чувства вины в подсознании за себя, своё существование и свои действия.

Для того чтобы работать с неопределенным чувством вины, которые явно не было выражено в виде какой-то формы – я предложил Д. представить ту её часть, которая полностью поглощена этим чувством в виде фигуры, архетипа или то, как она в нём выглядит.

Здесь произошёл перенос в ощущение образа старухи, олицетворяющей вину, и вместе с этим появление маски отвращения на своём лице. Д. эмоционально сказала, что не хочет рассматривать старуху и то, как она выглядит и что она делает, а хочет сразу взять дубину и хорошо её отделать.

— У старухи отвращение к свету в любых проявлениях, — это противно.

При этом чувство маски на лице стало нестерпимо жгучим. Ощущения отвращения, стыда, злости буквально кипели в этой маске. Д. начала её снимать и смывать с лица, — и по мере того как это происходило, её эмоциональное отношение становилось более спокойным.

После того как маска ушла, Д. в режиме наблюдателя и исследователя со стороны начала рассказывать о том, что эта старуха завидовала девушке, которая жила с ней и прислуживала ей (вспомнилась история о Золушке). Она ею помыкала, заставляла выполнять всякую чёрную работу и при этом попрекала чувством неблагодарности. В душе девушки кипело возмущение, которое она не могла проявить и выразить.

На вопрос:

— Это девушка хочет поколотить старуху дубиной? – спросил я.

— Нет, не она, — ответила Д.

Нужно было углубляться дальше.

Я объяснил Д. что образ этой старухи и девушки, которая хочет её поколотить – это проекция внутреннего конфликта на тему вины и отвращения к тому, что эта вина внутри есть. И девушка и старуха – это те части психики Д. в подсознании, которые находятся в состоянии «холодной войны» по отношению друг к другу.

Но конфликт не разрешался, так как было непонятно кто хочет отдубасить старуху.

Я предложил Д. рассказать о том, чьи черты имеет старуха. Через какое-то время Д. ответила, что старуху похожа на её бабушку, мамину маму. Вспомнила, что с самого её детства её бабушка и её мама находились в конфронтации по отношению друг к другу. Кроме этого, выяснилось, что бабушка из двух своих детей (сына и матери Д.) постоянно выбирала давать любовь, внимание и поддержку только своему сыну. И конфликт между ними двумя разросся до конфликта с тремя составляющими. Однако и здесь среди них не было того, кто хотел избить старуху.

В этом поле конфликтов постоянно шла речь о дележе материальных достатков, которых по сути особо и не было. Но тем не менее за то, что было в распоряжении бабушки, постоянно шла делёжка и выяснение того, кто чего достоин, а кто нет.

— У образа старухи самые главные черты – это жадность и скупость.

А маска отвращения на лице – это реакция энергетики маленькой Д. на то, что она жила в эпицентре разборок и привыкла испытывать отвращение к происходящему в её поле, не имея возможности повлиять на это.

Продолжили углубляться в суть того что происходит, чтобы понять кто же хочет бить старуху.

Ещё через какое-то время Д. начала рассказывать о том, что бабушка жила в нелюбви со своим дедушкой. Она его презирала и это презрение выражала в конфликтности, бытовых разборках, скандалах и унижении. Дело в том, что обстоятельства сложились так, что она вышла за него не по любви и потом всю жизнь не могла смириться с этим фактом, но и в силу социальных предрассудков того времени и неуверенности в том, что она выживет, она от него не уходила. И теперь стало понятно, что избить бабушку хотел дедушка.

Здесь Д. ещё какое-то время вспоминала и рассказывала о перипетиях отношений в её семейной системе, о сложностях, которые испытывали члены её семьи в общении друг с другом, но выйти на то, чтобы поток любви по роду восстановился полностью не получалось. Так как вскрывалось все больше всего, что оказывало влияние на маленькую Д. в детстве и это эмоционально ранило её из-за чего её сердце закрылось.

При возврате из пространства рассмотрения конфликта в семейной системе в энергетику Д. – она сказала, что всё то что происходило в её детстве привело к тому, что её сердце как будто находится в сейфе с толстыми стенами.

— У сейфа есть кодовый замок или он на ключе? – спросил я.

— Есть код

— Знаешь его?

— Да, — сказала Д. – Буду пробовать открыть сейф.

Код подошёл сразу, но открыть сейф не удавалось. Д. сказала, что она не готова впустить в своё сердце так много света. Решили, что лучше открывать дверцу потихоньку миллиметр за миллиметром с тем, чтобы Д. привыкала к ощущению энергии любви в своём сердце.

В этот момент организм Д. начал физиологически реагировать на эти процессы. Начался процесс постоянной отрыжки и при этом живот начал бурлить.

Я объяснил Д., что не нужно ничего подавлять или считать, что что-то идёт не так. Когда тело освобождается от ненужной, чужеродной и негативной энергии – оно всегда находит наиболее простой и лёгкий способ чтобы освободиться. Если ум начинает считать, что «это плохо, это недостойно, это неправильно и.т.д.» то лёгкий процесс избавления от чужеродной энергии стопорится и энергия находит более трудный путь для выхода, создавая болезнь для этих целей.

Д. приняла это и вся дальнейшая часть сеанса проходила с периодической отрыжкой.

Как только начали приоткрывать сейф, — у Д. дополнительно появилось першение в горле, начал прорываться сухой кашель.

— У меня в горле сухая ветка. Мне сложно дышать и неудобно шевелить шеей.

— Когда и при каких обстоятельствах она туда попала?

— В 9 лет мне её вставила мама. Получается она заткнула мою потенцию и мою способность к творческому самовыражению.

— Это была какая-то специальная ситуация?

— Да, там был такой период, и сложились несколько ситуаций, в каждой из которых мама серьёзно объясняла мне, что она лучше знает как для меня правильно и что мне нужно делать. – сказала Д. – Она не просто вставила ветку, а и повернула её, зафиксировав её положение в горле.

После этого Д. начала убирать ветку из горла, перезаписывая с моей помощью установки, которые были внедрены в её подсознание вместе с установкой ветки. Основная часть была убрана, а то, что осталось после удаления ветки, необходимо было дополнительно энергетически очищать.

Физиологические проявления организма Д. немного успокоились.

Прошлись снова по всем этапам сеанса, гармонизируя везде течение энергии:

— в жизни индейской женщины для гармонизации пришлось обращаться за помощью к божественным высшим силам. Д. сказала, что в момент смерти та женщина потеряла с ними связь и была крайне разочарована. Однако теперь, чувствуя с ними связь, она поняла что её сердце свободно и чисто, что её вины в гибели младенца нет. После этого камень перекрывавший доступ к сердцу энергии сверху истончился. Сейф остался немного приоткрыт.

Поле конфликта в семейной системе Д. гармонизировалось частично на основе того, что Д. освободилась внутри себя то, что ей не принадлежит, но было навязано ей условиями воспитания (освободилась от камня, ветки, дубины и желания поколотить, маски отвращения в районе лица, материнских контролирующих установок, невыраженных претензий к матери, которые приобрели формат «благодарю за твой вклад, дальше я буду сама определять каким образом мне жить и что мне делать»)

В завершении сеанса произвели наполнение её организма и тела свежей чистой энергией.

Д. сказала, что всю жизнь она сомневалась и не знала, что значит быть собой. Теперь, наполняя своё энергополе чистой и свежей энергией, она сказала

— Быть в своей энергии – это кайф

Во время наполнения тела энергией при попытке почувствовать своё тело вибрирующим, Д. отметила, что вибрации не проходят вниз ниже колен. Здесь мы ещё раз вернулись в расширенную историю конфликтов в семейной системе и Д. ещё раз простила и отпустила всех её участников, отдельно настраиваясь на образы отца, матери, бабушки и дедушки. После этого энергия прошла до самых стоп и ощущение наполненности своей энергией охватило всё тело Д. – от стоп до макушки.

Д. вышла из сеанса направленной медитации энергетически обновлённой и вдохновлённой с ощущением того, что она имеет право жить в родных для себя энергиях, что она может испытывать чувство любви, не опасаясь подвоха и она позволяет себе отпустить всё то, что её угнетало, ограничивало и удерживало на её лице подавленную маску отвращения к своему чувству вины, с которым она начала учиться разотождествляться. Она получила ключи к осознанию того, что значит иметь открытое сердце и что для этого необходимо учиться культуре жизни с открытым сердцем, которая заключается в том, чтобы позволять себе всё больше и больше чувствовать. Д. увидела, что нужно осторожно и бережно относиться к своему сердечному внутреннему пространству, не форсируя никакими способами процесс его открытия, а принимая те процессы, которые она проживает в каждый конкретный момент своей жизни.