Об отношении к морализаторству

«Зла на вас не хватает» — это одна из самых часто употребляемых реплик, которые использовала моя мама в отношении меня и сестры в детском возрасте в нашем воспитательном процессе. Будучи человеком высокой морали, — она стремилась к тому, чтобы её ничего не раздражало, особенно в домашней среде. Однако книжная мораль и реалии бытия – несовместимые вещи. Поэтому придерживаться её моральных принципов должны были мы и именно с тех пор у меня развилась стойкая аллергическая реакция на морализм и морализаторство. Как бывает аллергия на тополиный пух или на пыльцу амброзии, — так же и меня тошнило от высокопарных слов, не подкреплённых образом жизни человека, который их использует.

В детстве за импульсивными вспышками своего неконтролируемого и яростно подавленного принципами правильного воспитания, гнева, который выражался в виде приструниваний и одёргиваний по поводу и просто так, для профилактики, а иногда в виде оглушительных истерик, наступало время бесед о том, что детям нужно быть послушными и хорошими. К счастью они были короткими, потому что несмотря на живописные рассказы о важности доверия и о том что «мама всегда выслушает и поможет», внутри меня было чёткое ощущение, что мне помочь не сможет никто, поскольку само воспитание в таком духе (не нервируйте меня, я и так всё время на взводе) уничтожает сами принципы доверия на корню. Все воспитательные беседы сводились к стандартным моральным сентенциям, на которые я молчал или давал односложные ответы в стиле «угу», «да, надо», «да, хорошо», «да, всё понял». Наверное угрюмый тон моих ответов несколько успокаивал маму и поэтому эмоционально завестись она не могла и теряла интерес к процессу воспитательной беседы, что сказывалось на его длительности.

Так вот, — то что мне в детстве часто говорила мама «Зла на вас не хватает» стало моим внутренним  «Я ничего не хочу слышать» «Отстань от меня со своей моралью», а затем и «Меня никто не слышит и не может понять». И эти ментальные установки создавали определённый фон в моих процессах осознания и мышления. Когда в ходе общения с другими людьми я не мог ничего услышать и понять, если речь шла в морализаторском и поучающем тоне – моё подсознание отключало мой ум и не давало ему услышать и понять суть того, что мне говорилось. Также очень много ситуаций и форматов взаимодействия, особенно с теми, кто выступал в роли моего непосредственного начальства, как раз и проходили в формате воспитательных бесед с вложенной в них моралью. И, как бы против моей сознательной воли, – я несколько раз был втянут на длительное время в такие взаимодействия, в которых мне приходилось на регулярной основе читать мораль другим (ту мораль, которую я на дух не переносил)

Это всё создавало очень сильную внутреннюю запутанность, — и будучи в ней довольно долго – лет до 30-ти так точно, я выработал свою мораль, которая основывалась на анархичном восприятии мира и процессов в нём. Получается с одной стороны длительное время я постоянно нёс ответственность за поддержание в своей личности и в своих подчинённых принципов морали, которая мне чужда, с другой стороны моя душа была оторвана и не вовлечена в эти процессы. Эта внутренняя разделённость и была настоящей проблемой, которой я не понимал до тех пор, пока постепенно шаг за шагом не начал работать над собой и не познакомился в ходе этой работы с процессом медитации.

Процесс медитации помимо вскрытия и осознания этой запутанности в моей ментальности и многих других запутанностей и энергетических блоков, приводит меня к состоянию внутренней целостности. В этом состоянии нет нужды ни во внешней, ни в выработке внутренней морали, которая противоборствует внешней. В нём ты ясно осознаёшь и понимаешь ценности своей души. А осознанные ценности своей души становятся внутренней этикой, внутренним сводом правил по которым твоя душа сама радостно живёт и с удовольствием их придерживается.